×
Сергей Собянин
14 августа в 10:00

Как финансируется здравоохранение? Отвечаю на часто задаваемые вопросы

Примерно через месяц пройдут выборы депутатов Московской городской думы. И, как всегда, в период избирательной кампании возникла острая полемика вокруг бюджета.

Я не раз отвечал на вопросы о бюджетных приоритетах Правительства Москвы. Тем не менее, напишу еще раз, чтобы москвичи могли получить информацию из первых рук.

 

Наиболее острую полемику вызывает финансирование здраво­охранения.  Из года в год от наших оппонентов мы слышим одно и то же:

Здравоохранение недостаточно финансируется, расходы постоянно сокращаются.

На самом деле, бюджетные расходы на здравоохранение выросли беспрецедентно  – в 2,7 раза. В 2010 году – 212,7 млрд рублей. В 2019 г. – уже 569,2 миллиарда.

Где вы нашли 569 млрд рублей? В городском бюджете мы видим цифру примерно 300 млрд.

Так пишут «эксперты», которые почему-то «забывают», что медицинская помощь оплачивается не только из городского бюджета, но и через Фонд ОМС, бюджет которого утверждается отдельно.

В действительности, нет разницы, по какому каналу поступают средства. В любом случае они взяты из наших налогов, а как их расходовать, решает Московская городская Дума, принимая законы о городском бюджете и бюджете Фонда ОМС.

 

В бюджете на 2020-2021 годы запланировано снижение расходов на здравоохранение на 30 млрд. рублей. 

Еще одна страшилка,  рассчитанная на то, что никто не будет разбираться, как есть на самом деле.

На самом деле, бюджет в Москве трехлетний, но Дума утверждает его ежегодно –  на текущий год и два следующих года (2019-2021, 2020-2022 и т.д.).

На текущий год расходы расписываются максимально подробно. А на два следующие года закладываются только базовые обязательства и нераспределенный резерв. Когда придет время принимать законы о бюджете на 2020 и 2021 годы, за счет резерва будут профинансированы новые проекты и программы. И каждый сможет убедиться, что никакого снижения расходов на здравоохранение не произойдет. Более того, с учетом новой волны модернизации амбулаторной помощи и огромного строительства новых медицинских объектов финансирование будет увеличено, и значительно.

 

В серьезную проблему превратился доступ к узким специалистам. Почему нельзя записаться к ним напрямую?

Многих людей раздражает порядок записи на прием, когда направление к узкому специалисту дает врач-терапевт. Но это – стандартная практика. Так работают системы здравоохранения во всех городах мира.

Если мы откроем запись напрямую, то узкие специалисты будут перегружены, сроки ожидания приема вместо нынешних трех дней вырастут до бесконечности. 

И самое плохое – узкие специалисты будут тратить драгоценное время на пациентов, которым они не нужны. А бабушкам-сердечницам и другим хронически больным людям вместо планового визита в поликлинику придется вызывать скорую. 

Другое дело, что в некоторых поликлиниках есть полный набор узких  специалистов. А в некоторых – их не хватает. Этот разброс необходимо устранить.

Недавно мы приняли решение включить в штаты взрослых поликлиник еще 500-600 врачей дополнительно.

По возможности в каждом филиале поликлиники будут работать врачи 8 специальностей, включая кардиологов, спрос на которых особенно велик. Во всех головных поликлиниках будут принимать еще 5 узких специалистов.

 

Если есть деньги, то зачем закрывали больницы и сокращали врачей?

Больничных коек, действительно, стало меньше, в стационарах сегодня  работает меньше людей. Но число пролеченных больных выросло на 30%.

Почему сокращения были неизбежны?

Изменились медицинские технологии – еще в 2010 г. пациент в среднем проводил в больнице две недели. Сегодня для  лечения такого же заболевания часто бывает достаточно 7-8 дней.

Изменился порядок финансирования. Раньше платили за койко-дни, поэтому больницы не выписывали пациента досрочно, даже если он был здоров, и просился домой.  Теперь платят по факту проведения лечения. Пациент должен получить все необходимое лечение по стандарту, и неважно, сколько это заняло дней.

Если бы мы не сокращали больничные койки, половину времени они стояли бы пустыми. А врачи теряли бы квалификацию. Потому что чтобы быть профессионалом, хирург должен много оперировать, рентгенолог – смотреть как можно больше снимков, а акушер – принимать как можно больше родов.

Вы же не доверите своего ребенка врачу, если узнаете, что последний раз он делал операцию полгода назад и с тех пор не брал скальпель в руки. Более того, даже «простаивающим» и недозагруженным врачам надо было бы платить зарплату. В результате сегодняшняя зарплата  врачей была бы минимум на 30% ниже.

 

Медики получают очень скромные зарплаты.

Средняя заработная плата московских врачей сегодня составляет 140,3 тыс. рублей. Фельдшеры и медицинские сестры получают 78,5 тысяч.

Насколько я знаю, в коммерческих клиниках часто платят гораздо меньше.


Москвичей выталкивают в платную медицину. Скоро все будет платным.

Тема платности здравоохранения всплывает в каждой избирательной кампании. Коммунисты обвиняют либералов в том, что они собираются приватизировать больницы. Либералы припоминают коммунистам, что в советское время к врачу обязательно брали с собой коробку дефицитных конфет. И все разом подозревают власти в желании ввести плату за медицинские услуги.

Правда заключается в том, что Правительство Москвы увеличивает объемы бесплатных услуг.

Для примера – количество бесплатных КТ и МРТ выросло в 4,2 раза.

*        *        *

Во всех странах мира оппозиция критикует ситуацию в здравоохранении.

Но критикуя, давайте все же помнить, что  возможности получать бесплатную и качественную медицинскую помощь в Москве с каждым годом растут.  

Ни в коей мере не собираюсь утверждать, что у нас в этой отрасли все замечательно. Я знаю проблемы, слышу от москвичей пожелания об улучшении работы наших клиник и, поверьте, последовательно делаю все, чтобы московская медицина действительно стала одной из самых лучших, и не только в нашей стране. 

Поделитесь с друзьями!
Подпишитесь на новости в социальный сетях
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook