×
Сергей Собянин
4 сентября в 10:00

Что это было? Некоторые итоги пандемии

В этом году все сразу пошло не так. Первые тревожные вести из китайского Уханя пришли в Москву в самом начале января.

2 марта врачи подтвердили первый случай заболевания Covid-19 у москвича, вернувшегося из Италии.

5 марта мы ввели режим повышенной готовности и начали постепенно закрывать город.

В первые дни мая число выявляемых случаев заражения превысило 6000 в сутки. Большинство москвичей находилось в режиме самоизоляции. Не работали стройки и заводы, а количество пассажиров метро сократилось в 5 раз.

Но уже к началу августа город вернулся к обычной жизни. Москвичи вновь ходят на работу и ездят на метро. Количество выявляемых случаев заражения снизилось примерно в 10 раз от пиковых значений.

Тем не менее, по-прежнему более 600 человек в день получают положительный тест на коронавирус. В больницах остается порядка 4 тыс. человек, каждый десятый из них переносит болезнь в тяжелой или очень тяжелой форме.

Пандемия – еще не закончена. Более того, осенью мы можем столкнуться с некоторым осложнением ситуации. Дети пошли в школы, студенты – в вузы, многие люди вернулись с дач. Все это создаст предпосылки для некоторого увеличения количества заболевающих. Возможны локальные вспышки инфекции на конкретных предприятиях, в офисах и школьных классах, которые придется временно закрывать или переводить на «удаленку». 

Тем не менее, сегодня можно подвести некоторые промежуточные итоги нашей борьбы с коронавирусом.

Что это было? Почему все прошло так, а не иначе?

По общему мнению специалистов, Москва прошла самую тяжелую фазу пандемии с меньшими потерями, чем многие другие мировые города. Мы не допустили коллапса здравоохранения, смогли защитить старшее поколение, да и экономические потери в итоге оказались меньше, чем могли бы быть.

 

Может быть, Правительство Москвы предвидело пандемию и заранее подготовилось к ней? Разумеется, нет. Мы не готовились к пандемии. Да и никто в мире не готовился. 

Может быть, сравнительно благоприятный исход – счастливая случайность? Москве просто повезло, что распространение инфекции не достигло миланских или нью-йоркских масштабов?

Тоже нет. Итоговый уровень заболеваемости в Москве будет примерно таким же, как в любом другом крупном европейском или американском городе.

Я глубоко убежден, что мы прошли через пандемию с минимально возможными потерями неслучайно. И везение тут ни при чем. 

МОСКВА НЕ ГОТОВИЛАСЬ К ПАНДЕМИИ, НО, ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, ГОРОД БЫЛ ГОТОВ К НЕЙ.

Ключевую роль сыграли несколько факторов.

 

Быстрая и адекватная реакция.

Мы не дали себя убаюкать разговорами, что ковид – несерьезная болезнь, не страшнее обычной простуды.

Нас жестко критиковали за «избыточную» реакцию на сообщения из Китая, называли «паникерами» и другими нехорошими словами.

Помните, как в феврале-марте многих людей раздражали патрули, останавливавшие в метро граждан КНР. И какой протест вызывало требование двухнедельной самоизоляции для всех, возвращавшихся из-за границы. 

Но благодаря этим мерам мы смогли перекрыть восточный маршрут завоза инфекции и выиграть два драгоценных месяца на мобилизацию и подготовку.

 

Второй фактор – прочный фундамент, на котором стоит сегодня социальная сфера и городское хозяйство Москвы.

Тысячи жизней были спасены, тысячи людей сохранили работу, тысячи бизнесов избежали банкротства благодаря реализации программы развития Москвы, которой мы посвятили предыдущие 10 лет.

К системе здравоохранения можно предъявить немало претензий, но благодаря проведенной модернизации в больницах и поликлиниках было достаточно ресурсов, чтобы выдержать обрушившийся на них удар.

В мире развернулась настоящая война за аппараты ИВЛ. А в Москве мы за последние годы закупили тысячи единиц этой техники. И она у нас просто была. Именно поэтому даже на пике пандемии врачам не пришлось принимать кошмарные решения о том, кого будем, а кого – не будем спасать.

 

Для госпитализации заболевших потребовалось перепрофилировать десятки стационаров. Мы решили эту задачу благодаря тому, что имели сотни ремонтных бригад. В обычной жизни – они вели обычный ремонт и благоустройство. В критической ситуации – смогли быстро подготовить необходимый коечный фонд.

Для лечения на дому потребовалась телемедицина. Мы смогли развернуть ее потому, что у нас заранее была создана система ЕМИАС с электронными картами пациентов.

 

Правительство Москвы жестко критиковали за объединение поликлиник и больниц, оптимизацию коек. Говорили о разгроме системы здравоохранения.

Но подумайте – смогли бы маломощные и плохо оснащенные поликлиники выполнить задачу своевременной диагностики ковидной пневмонии? Разумеется, нет. Только благодаря созданию мощных амбулаторных центров, оснащенных компьютерными томографами, мы смогли обеспечить массовую диагностику, а значит – и своевременное оказание помощи тысячам людей.

И подумайте – смогли бы маломощные больницы десятилетней давности наладить массовое квалифицированное лечение? Нет, конечно, они просто захлебнулись бы от наплыва тяжелых больных.

Крупные многопрофильные стационары оказались готовы к тому, чтобы оказать помощь всем пострадавшим от пандемии, сохранив при этом и возможности оказания экстренной помощи по другим заболеваниям. Коек – хватило. Временные госпитали не понадобились.

Значит, система здравоохранения Москвы развивалась все-таки в правильном направлении. И решения, за которые нас критиковали, спасли тысячи жизней людей.

 

Точно так же модернизация подготовила другие сферы к прохождению чрезвычайной ситуации.

Школьники не потеряли учебный год. Дистанционное обучение проходило не без проблем, но в целом оказалось успешным. Результаты ЕГЭ – не хуже, чем в прошлом году.

Значит, не зря мы внедрили «Московскую электронную школу». Хотя у этого проекта тоже было много противников.

 

Модернизация транспорта также стала вкладом в сбережение здоровья и жизней людей.

Штатные системы обеззараживания воздуха, встроенные в новые поезда метро «Москва», стали барьером для распространения инфекции. Десятки новых станций метро и МЦК, построенных за последние годы, позволили рассредоточить потоки пассажиров.

И не хочется даже думать о том, сколько человек подхватили бы заразу, если бы на улицах по-прежнему работали старые маршрутки и бомбилы вместо цивилизованного такси.

 

Какое отношение к борьбе с пандемией играют благоустройство и реорганизация ЖКХ? Как оказалось – самое прямое. 

Ликвидация диких рынков и ларьков избавила город от множества очагов распространения инфекции. Широкие тротуары – облегчили людям соблюдение социальной дистанции.

К работе «Жилищника» можно предъявить немало претензий. Но он справился с задачей дезинфекции жилого фонда заведомо лучше, чем липовые конторы, которые в условиях пандемии могли бы просто бросить все и сбежать.

Возрождение московской промышленности и поддержка инноваций позволили развернуть производство антисептиков, средств индивидуальной защиты и другой продукции, необходимой для защиты людей. Ткань, из которой шьют маски и костюмы для врачей, сделана в Москве.

И, наконец, у нас элементарно были деньги. Миллиарды рублей, дополнительно поступившие в бюджет благодаря росту туризма, общепита, торговли, малого и среднего бизнеса, промышленности, строительства и инноваций, – создали запас прочности, позволивший выдержать тяжелейший удар, который пандемия и падение цен на нефть нанесли городским финансам.

 

Последние годы в мире набирала популярность концепция urban health – создания городов, которые помогают своим жителям сохранять и укреплять здоровье.

Как показал экстремальный опыт пандемии, Москва уже сегодня во многом соответствует стандартам города здоровья. Хотя, конечно, нам есть еще, над чем работать. 

 

И, наконец, третий фактор – доверие и сотрудничество со стороны москвичей.

В большом городе можно встретить разные модели поведения, но абсолютное большинство москвичей проявили выдержку и дисциплину.

Именно это позволило обойтись без жестких полицейских мер вроде тотального запрета на выход из дома. И в то же время – обеспечить необходимое разобщение людей.

Действовавшие в Москве ограничения скорее напоминали людям, что не следует покидать дом, но не запрещали делать это. Все, кому надо было куда-то сходить или съездить, могли сделать это.

Наибольшее раздражение вызвало приложение «Социальный мониторинг», контролирующее соблюдение самоизоляции заболевших и контактных лиц.

Я тоже считаю, что нет ничего хорошего, когда нужно постоянно отчитываться в том, что сидишь дома.

Но давайте сопоставим вред и пользу от такого контроля. На другой чаше весов будут жизни и здоровье людей.

Точно также лет десять назад водителей раздражали камеры фиксации нарушений. Но сегодня никому и в голову не придет отказаться от них. Все понимают: эта технология реально обеспечивает порядок на дорогах. 

Есть решения, которые не нравятся никому, но их нужно принимать, когда речь идет о спасении жизней. 

 

Адекватная реакция на возникшую угрозу, прочный фундамент и достаточные ресурсы, поддержка и сотрудничество москвичей – три главных фактора, которые помогли Москве справиться с пандемией.

Очень скоро все плохое пройдет и забудется. Но опыт, который мы приобрели в эти дни, останется с нами навсегда. И очень бы хотелось подольше сохранить атмосферу сотрудничества и взаимной поддержки, которая, возможно, стала главным приобретением 2020 года.

Поделитесь с друзьями!
Подпишитесь на новости в социальный сетях
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook